Мюзикл Черный горбун — Мюзиклы
МЫ ЗНАЕМ О МЮЗИКЛАХ ВСЕ!

Светлана Бутовская

Черный горбун

Черный горбун

1866

музыка Томас Бейкер (Thomas Baker), Джордж Бикнелл (George Bicknell)

песенные тексты Теодор Кенник (Theodore Kennick)

либретто Чарльз. М. Баррас (Charles M. Barras)

Вопрос «какой мюзикл является первым в истории этого жанра» до сих пор не имеет окончательного ответа. Отдельные критики и теоретики музыкального театра полагают, что им была экстраваганца «Черный горбун» (Black Crook, 1866) на либретто Чарльза М. Барраса. По их мнению, именно в этом шоу сформировавшиеся к середине 19-го века американские театральные формы настолько успешно соединились с европейскими традициями, что оно может претендовать на звание родоначальника нового жанра.

Однако это не так. Зрелище продолжительностью в пять с половиной часов совсем не походило на современный мюзикл, хотя и содержало основные его элементы — диалоги, песни (написанные тремя разными композиторами) и танцы.

Впервые определение «мюзикл» рядом с названием «Черный горбун» появилось в 30-е годы двадцатого века. Впоследствии распространению легенды способствовал Леонард Бернстайн, назвавший «Черного горбуна» первым мюзиклом в одной из свои популяризаторских телепередач, а затем и в книге «Радость музыки». При этом сам композитор довольно скептически отзывался о художественных достоинствах «Горбуна»:

«Что можно сказать о „Черном горбуне“? Не так уж много. Его партитура — это набор скучных песен, танцевальная музыка также не блещет. В качестве дополнительной музыки в нем использовалось фортепианное тремоло как в немых фильмах. Номера шли один за другим; немецкий сюжет, французский балет и американские комедийные песни были слабо связаны между собой. Другими словами, даже при наличии сюжета, это было высококлассное дорогое эстрадное представление.»

В общем, первым мюзиклом «Черный горбун» конечно не был, но вот звание первого бродвейского коммерческого блокбастера он носит вполне заслуженно, хотя нынешние зрители посчитали бы его образцом безвкусицы и гигантомании.

Афиша экстраваганцы «Черный горбун».

Осенью 1866 года перед Уильямом Уитли, управляющим самого большого нью-йоркского театра Niblo’s Garden, стояла непростая задача. В его распоряжении оказалась довольно посредственная мелодрама за авторством бывшего актера, а теперь начинающего драматурга Чарльза М. Барраса, с которым Уэлси необдуманно заключил контракт. Уэлси рассчитывал спасти второсортный опус, разбавив разговоры популярными песнями и роскошно оформив постановку.

Примерно в это эже время два  нью-йоркских продюсера — Генри Джарретт и Гарри Палмер — решили привезти из Европы последний парижский хит — балет «Лесная лань» (La Biche Aux Bois).

Однако пока балетная труппа и декорации плыли через Атлантику, театр Academy of Music, где планировалось показывать спектакль, сгорел. Тогда находчивые продюсеры предложили Уильяму Уитли задействовать в его пьесе французских танцовщиц и превратить постановку в музыкальный спектакль. Узнав об этом, Баррас возмутился — он-то считал свое творение серьезной драмой, и с его точки зрения французские танцовщицы были злом, а не спасательным кругом. 

С возражениями автора удалось легко покончить c помощью бонуса на сумму 1500 (ок. 22 тыс.) долларов и контракта на выплату авторских отчислений. Отказавшись от впечатлительного автора, Уэлси занялся перестройкой сцены Niblo's Garden. Он потратил 25 400 (ок. 380 тыс.) долларов на то, чтобы любую панель на сцене можно было легко поднять, опустить или отодвинуть, и оборудовал огромный подвал, чтобы все, что находится на сцене, можно было скрыть от глаз публики с помощью несложных механизмов. Костюмы, декорации и машинерия были заказаны в Лондоне. Всего постановка обошлась в 35 000 (ок. 522 тыс.) долларов — просто астрономическую по тем временам сумму. Количество артистов, занятых в экстраваганце, было тоже впечатляющим — 263.

Пьеса целиком состояла из заимствований из «Фауста» Гете, либретто «Вольного стрелка» Вебера и нескольких других популярных литературных произведений. Диалоги были написаны высокопарным слогом, не имеющим отношения к реальной речи, но обычным для тогдашнего театра. Песенных текстов было совсем немного — при необходимости, в пьесу можно было вставить любой музыкальный номер.

Cобытия «Черного горбуна» разворачиваются в горах Харц около 1600 года. Бедный художник Рудольф влюблен в такую же бедную крестьянскую девушку Амину. Однако коварная мать Амины, Барбара, устраивает для нее брак с богатым графом Вольфенштейном. Чтобы добиться любви Амины, граф отдает ее возлюбленного Рудольфа во власть Херцога, горбатого черного мага. 

Херцог заключил договор с Дьяволом — в обмен на вечную жизнь в канун каждого нового года он отдает ему чистую душу. По пути в ад Рудольфу удается сбежать. Заодно он находит сокровище и спасает голубку, которая оказывается волшебницей Сталактой, владычицей Золотого Королевства. В благодарность Сталакта переносит Рудольфа в свое королевство и помогает ему воссоединиться с Аминой. Затем сказочная армия, состоящая из амазонок — те самые 100 француженок под руководством хореографа Дэвида Коста — отправляется воевать с графом и его злобными приспешниками. Граф повержен, демоны утаскивают Херцога в ад, а Рудольфу и Амине остается только жить долго и счастливо.

Шоу было небывалым по своей откровенности — танцовщицы были одеты в короткие наряды, открывающие ноги в телесных шелковых чулках — такого американская публика еще не видела. В общем, не удивительно, что постановка пользовалась огромной популярностью, особенно у мужской публики. Да и женщины, которые после Гражданской войны получили больше свобод, также охотно посещали Niblo's Garden, скрывая лица под густой вуалью.

Критики разнесли постановку: «Cюжет банальный и скучный, никак не связан с музыкальными номерами, а само действо просто аморальное» — писали они в своих колонках. Побывавший на шоу Марк Твен отметил скандальность костюмов и движений танцовщиц, а постановку назвал «совращающей девстенный разум». Но даже он не мог не отдать должное впечатляющему визуальному решению и невиданным доселе на американской сцене световым и сценическим эффектам, о которых трубили газеты. Например, прямо на глазах у изумленной публики скалистая пещера превращалась в тронный зал Сталакты.

Так или иначе, но гневные обличения газетчиков и танцовщицы в трико оказались самым эффективным двигателем продаж, и билеты на спектакль расходились, как горячие пирожки. 

До конца 19 века никто не мог превзойти эту постановку. В отличие от своих предшественников, которые, как правило, закрывались после пары недели показов, «Черный горбун» шел на одной сцене целые 16 месяцев и был показан 474 раза. Затем, благодаря бурному строительству железных дорог, постановка успешно колесила по Америке.

Благодаря бухгалтеру Niblo's Garden, опубликовавшему в 1897 году небольшую книжку «Обнаженная правда. История „Черном горбуна“» мы  знаем, что продюсеры шоу сколотили себе огромные состояния. Доход Уитли составил 300 тысяч долларов (ок. 4,5 млн), столько же получили Джаретт и Палмер. Драматург Баррас также не прогадал, отдав свое детище на растерзание — он заработал 60 000 (ок. 894 тыс.) долларов, купил себе дом в Коннектикуте и жил спокойно и безбедно, пока не попал под поезд.

В течение 25 лет после премьеры спектакль возобновлялся 8 раз. За это время французский балет был заменен народными танцами, однако самый пикантный номер в исполнении четырех танцовщиц в трико кочевал из постановки в постановку. В нем танцовщицы совершали змеиные движения, высоко поднимали ноги и садились на шпагат, что было довольно смело для тех лет. Некий критик-моралист описывал этих танцовщиц как четырех уродливых французских женщин зрелых лет. «Их действия превосходили по своему бесстыдству все, что привозилось из французской столицы для показов в приличных театрах».

Юбилейная постановка экстраваганцы «Черный горбун» в театре Abrons Arts Center. Фото: Kelly Stuart.

За время существования спектакля к первоначальной партитуре добавили множество новых номеров. Успех постановки был так велик, что у «Горбуна» появилось своеобразное продолжение — экстраваганца The Black Crook, The White Fawn, премьера которой состоялась 7 февраля 1868 года. Хотя либреттистом этого шоу называют Джейми Мортимера, на самом деле сюжет был заимствован из того самого французского балета «Лесная лань». В пьесе рассказывалось о принцессе, которая была превращена в белого фавна, а к концу спектакля благополучно расколдована.

Как и полагается настоящему блокбастеру, «Черный Горбун» был экранизирован в 1916 году режиссером Робертом Г Виньолой. Картина стала первым в истории кино фильмом, для которого были специально поставлены массовые номера.

В последний раз экстраваганцу возобновляли в 1929 году в городе Хобокен, Нью-Джерси. Роль Сталакты сыграла Агнес де Милль, которая спустя много лет совершила революцию на Бродвее, превратив танец из вставного элемента в честь драматургии мюзикла.

В 1954 году вышел мюзикл композитора Зигмунда Ромберга «Девушка в розовых чулках» (The Girl In Pink Tights), сюжетной основой для которого послужила история создания «Черного горбуна».

В 2016 году «Черный горбун» в сокращенном варианте был показан театром Abrons Arts Center (Нью-Йорк) в рамках празднования 150-летия со дня премьеры.