«Мата Хари»: исповедь подлеца<br>с элементами мюзикла — Рецензии
МЫ ЗНАЕМ О МЮЗИКЛАХ ВСЕ!

Соня Шайнова

«Мата Хари»: исповедь подлеца
с элементами мюзикла

Париж времен Первой мировой, соблазны Пляс-Пигаль, шпионы, любовь, предательство — на все это теперь можно посмотреть в Театре Эстрады, как минимум дважды в месяц. Авторы мюзикла «Мата Хари» уложили историю любви вымышленного русского шпиона Жоржа Маслова (Э. Виторган/Данко) и реально существовавшей танцовщицы Гертруды ака Мата Хари (Т. Дольникова) в полтора часа. Получившийся коктейль из покаянных монологов состарившегося главного героя и музыкальных номеров один из либреттистов проекта — А. Вулых — назвал «моноспектаклем с элементами мюзикла», видимо, подсознательно понимая, что до полноценного мюзикла «Мата Хари» очень далеко.

Пространство сцены представляло собой танцпол с проекционными экранами, на которые выводились то видеофоны, то названия глав повествования. Хореография (В. Архипов) была подчинена единому шаблону — на авансцене самовыражался солист-вокалист, а за его спиной выстроенный «свиньей» кордебалет воздевал руки и вскидывал ноги. Некоторое разнообразие в хореографический рисунок вносили элементы восточных танцев и перемещения героини по сцене на руках у крепких танцоров.

Пляски под бесконечные песенки «а-ля парижская дискотека начала века» (композитор А. Киселев) поначалу даже вдохновляли, но с развитием сюжета стали нагонять тоску. Я пережидала, пока ансамбль раз пятнадцать не пропоет рефрен, и слово вновь не возьмет «постаревший Маслов» Эммануил Виторган. И пусть временами мне с трудом удавалось разобрать речь народного артиста, его монологи давали хоть какую-то передышку моему взбаламученному сознанию.

Усилия заслуженного мэтра вызвать симпатию к «исповедующемуся подлецу» сводились на нет выступлениями «Георгия Маслова в молодости» (Данко). Смесь дьявольской игры, «пацанского» вокала и смешных аксельбантов подействовала на мою психику самым разрушительным образом. За что такого Жоржа полюбила и сама сделалась шпионкой танцовщица Гертруда — непонятно.

Куда более благополучно выглядел и звучал двойной агент всех разведок мира Владислав Пшенек (М. Абдель Фаттах). Вместе с замечательной Теоной Дольниковой им удавалось привнести в спектакль тот самый «элемент мюзикла», о котором говорил А. Вулых, а молодая актриса и певица Софья Джалилова смогла превратить свое появление во второстепенной роли Бандерши в один из самых запоминающихся эпизодов шоу.

В спектакле размытый, чрезмерно затянутый финал — точку вполне можно было бы поставить уже после суда над Мата Хари и вынесения приговора. Вместо этого действие продолжает развиваться, подбрасывая героине еще один проникновенный сольный номер с последующим весьма продолжительным пластическим этюдом. Затем в очередной раз слово берет «Георгий Маслов в молодости» и исполняет над телом любимой романс в духе Радио «Шансон». Но и этого авторам мало — какой музыкальный спектакль без шикарного финала? И они звучат: бравурные куплеты о любви, самым нелепым образом подводящие итог трагической истории.

comments powered by Disqus