13 песен-неудачниц, вырезанных из мюзиклов
МЫ ЗНАЕМ О МЮЗИКЛАХ ВСЕ!

Мюзиклы.Ru

13 песен-неудачниц, вырезанных из мюзиклов

Making Good («Злая»)

Во время воркшопов первой песней зеленокожей ведьмы Эльфабы был номер Making Good: перед тем, как отправиться в университет Шиц, Эльфаба рассказывала сестре Нессе о желании совершить нечто невероятное и непременно доброе. Но где-то на полпути между воркшопами и предбродвейской премьерой мюзикла в Сан-Франциско номер заменили на полюбившуюся поклонникам мюзикла песню The Wizard and I.


Making Good в исполнении Стефани Джей Блок

I Saw Him Once («Отверженные»)

Небольшая песня Козетты звучала в начале так называемого «любовного монтажа» (за ней следовала In My Life, а завершалось все дуэтом Мариуса и Козетты A Heart Full of Love). Ее можно найти на диске с записью оригинального лондонского состава мюзикла. Когда именно песня пропала — неизвестно: до Бродвея она не доехала, да и в Лондоне вы ее тоже не услышите. В текущей редакции мюзикла о ней напоминают несколько несколько фраз, предваряющих In My Life.

I Saw Him Once в исполнении Ребекки Кейн

Happily Ever After («Компания»)

Being Alive, которой завершается мюзикл Стивена Сондхайма «Компания» — одна из лучших и самых известных песен композитора.

Сформулировать отношение главного героя Роберта к браку по результатам всего услышанного от своих женатых друзей удалось только с третьей попытки.

Изначально планировалось, что в финале второго акта Роберт сделает предложение своей сбежавшей из под венца подруге Эми. С этой целью была написана песня Multitudes of Amys.

Но к началу предбродвейских показов в Бостоне создатели «Компании» передумали женить героев, и шоу завершалось довольно пессимистичным номером Happily Ever After. Хотя Сондхайму песня очень нравилась, режиссер постановки Хэл Принс решил, что мрачный финал отпугнет зрителя, и попросил композитора написать что-нибудь повеселее.

Так родился хит Being Alive, а Happily Ever After получила вторую жизнь в ревю Marry Me a Little, основанном на песнях Стивена Сондхайма, которые не вошли в его мюзиклы.

Happily Ever After в исполнении Крэга Лукаса

I Don't Care Much («Кабаре»)

Песня I Don’t Care Much задумывалась как еще один номер для Салли Боулз. По каким-то причинам Кандер и Эбб исключили ее из финальной редакции мюзикла, и номер отправился в стол к другим черновикам. В 1993 году за постановку «Кабаре» взялся Сэм Мендес, пригласивший на роль ЭмСи шотландского драматического актера Алана Камминга. Вместе они пересмотрели образ ЭмСи, и на смену гротескному бесполому существу Джоэля Грея пришел дерзкий, порочный и бисексуальный ЭмСи Камминга, а I Don’t Care Much стала внутренним монологом Салли, который ЭмСи исполняет на сцене клуба Кит-Кат.

I Don't Care Much в исполнении Алана Камминга

Show Biz («Регтайм»)

Один из героев «Регтайма» — еврейский эмигрант Татех, которому удалось преуспеть в Америке и стать кинорежиссером. В сцене, где он снимает фильм с участием угасающих звезд Эвелин Несбитт и Гарри Гудини, должен был звучать их дуэт Show Biz. Однако во время предбродвейских показов в Торонто драматург Теренс МакНелли пересмотрел некоторые сюжетные линии и предложил отказаться от этого номера, так как второстепенным персонажам уделялось слишком много внимания.

Show Biz в исполнении Джима Корти и Линетт Перри

When Daniel Marries Me («Однажды на острове»)

Режиссер и хореограф мюзикла Once on This Island Грасиэла Даниэль так отзывалась об этой песне: «Мы обожали наш 11 o’clock number — одну из самых красивых лирических песен, которые я когда-либо слышала». Однако она же и приняла нелегкое решение вырезать When Daniel Marries Me из финальной редакции мюзикла. Во время воркшопов публика начинала скучать на этом номере: зрители уже понимали, что шоу не закончится свадьбой гланых героев, в то время как Ти Мун только предавалась мечтаниям о том, как все могло бы быть. В итоге песню сменил небольшой танцевальный номер Ti Moune’s Dance.

When Daniel Marries Me в исполнении ЛаШанз

Ten Рercent и Looping the Loop («Чикаго»)

Песня «Десять процентов» пострадала, потому что из «Чикаго» был вымаран исполнявший ее персонаж. Авторы решили, что в мюзикле и без него хватает целеустремленных героев. В итоге театральному агенту Генри Глассменy не суждено было взять под свою опеку освободившуюся из тюрьмы Рокси и получать десять процентов от сборов с ее выступлений.

Другая «песня-неудачница» — глуповатый водевильный номер Рокси и Велмы Looping the Loop — задумывалась как реприза увертюры в  финале мюзикла. В окончательной редакции «Чикаго» ее заменили на танцевальный номер Hot Honey Rag.

Ten percent в исполнении Марка Сендрофа и Looping the Loop в исполнении Сьюзан Строман и Ян Ньюбергер

When Messiah Сomes («Скрипач на крыше»)

В конце мюзикла еврейское население деревни Анатевка получает известие о выселении. Персонаж по имени Мендель спрашивает отца-раввина: «Мы ждем спасителя всю нашу жизнь. Это ли не самый подходящий момент, чтобы он пришел?» Раввин не знает, что ответить, и ему на помощь приходит молочник Тевье, который исполняет оптимистическую песню When Messiah Comes. После предбродвейских показов в Вашингтоне создатели шоу сочли ее слишком длинной и решили, что в финале выигрышнее будет смотреться небольшая драматическая сцена, в которой Тевье говорит землякам, что они продолжат ждать спасителя, но где-нибудь в другом месте.

When Messiah Comes в исполнении кантора Дона Аллана Кролла

Sacred Bird («Мисс Сайгон»)

Ален Бублиль и Клод-Мишель Шонберг тоже никак не могли определиться с финалом своего мюзикла «Мисс Сайгон». Они переписывали его трижды! Оригинальную лондонскую версию завершала песня Sacred Bird, которую Ким пела, прощаясь со своим сыном, — номер даже вошел в первую студийную запись мюзикла. Через два года во время работы над японской версией спектакля постановщики решили, что из-за этой песни зрители слишком рано понимают, что финал у мюзикла будет трагическим. Sacred Bird заменили арией Little God of My Heart, и новый финал зазвучал не только в Японии, но и в постановках, которые шли в Лондоне и Торонто.

Однако через две недели после того, как «Мисс Сайгон» открылась на Бродвее, Little God of My Heart заменили на новый (и на этот раз окончательный) финальный номер с нехитрым названием Final, который был немедленно перенесен во все идущие на тот момент постановки мюзикла.

Sacred Bird в исполнении Леи Салонга

The Lady's Got Potential («Эвита»)

Главная функция персонажа Че в мюзикле «Эвита» — давать жесткую оценку действиям Эвы Перон. Номер The Lady's Got Potential был задуман как еще один нелицеприятный комментарий Че. В партитуру официальной сценической версии песня The Lady's Got Potential не вошла, но ее можно услышать на концепт-альбоме мюзикла в исполнении Колма Уилкинсона. В киноверсии «Эвиты» она тоже есть: вероятно, авторы посчитали, что Че в исполнении Антонио Бандераса заслуживает больше экранного времени.

The Lady's Got Potential в исполнении Колма Уилкинсона

The Man I Love (Lady, Be Good)

Для романтической баллады The Man I Love правило «бог любит троицу» не сработало. Песня Джорджа и Айры Гершвинов трижды пыталась найти себе место в их мюзиклах. Сначала в 1924 году в мюзикле Lady, Be Good (1924), откуда ее сразу вырезали. Спустя три года Гершвины попытались вставить The Man I Love в мюзикл Strike Up the Band, но спектакль был снят с предбродвейского проката в Филадельфии и отправлен на доработку (когда он в 1930 году добрался до Бродвея, песни там уже не было). Последний раз братья Гершвины попытались пристроить свое неудачливое детище в шоу Rosalie (1928). Там The Man I Love тоже не прижилась, что не помешало ей стать одним из величайших «вечнозеленых» джазовых хитов.

Свое «мюзикловое счастье» The Man I Love обрела ровно через 90 лет после рождения: в 2014 году в парижском театре «Шатле» состоялась премьера мюзикла An American in Paris, в партитуру которого вошла The Man I Love. С 2015 года эта постановка идет в Нью-Йорке: The Man I Love, наконец, покорила Бродвей.

The Man I Love в исполнении Эллы Фицджеральд

Can That Boy Foxtrot (Follies)

Для героини Follies Карлотты Стивен Сондхайм собирался написать только одну песню. Зато какую — характерный номер, который Карлотта по сценарию должна была исполнять, находясь в подпитии. Первоначальный вариант песни — Can That Boy Foxtrot — был поклоном творчеству Коула Портера, но за время проката в Бостоне успел наскучить создателям спектакля. Автор музыки и стихов Стивен Сондхайм и драматург Джеймс Голдман сошлись во мнении, что Can That Boy Foxtrot нужна замена, и не ошиблись: занявшая ее место I'm Still Here быстро обрела статус культовой.

Can That Boy Foxtrot в исполнении Лорен Молина

We'll Have Tomorrow («Магазинчик ужасов»)

Эта баллада должна была звучать ближе к концу второго акта «Магазинчика ужасов» — перед самым нападением Одри II на Одри. Но Алан Менкен и Говард Эшман посчитали, что и одной баллады на второй акт предостаточно (и теперь без Suddenly Seymour этот мюзикл представить невозможно). Тем не менее небольшой фрагмент We’ll Have Tomorrow все же можно услышать в финале Little Shop of Horror — в виде репризы.

Любопытно, что эта песня-аутсайдер была вдохновлена легендарной Somewhere из «Вестсайдской истории».

We'll Have Tomorrow в исполнении Алана Менкена и Говарда Эшмана