Бродвей для классических певцов. Часть 2 (Зачем классическому певцу мюзиклы?) — Вокал и мастерство актера
МЫ ЗНАЕМ О МЮЗИКЛАХ ВСЕ!

Артем Борисенко, Светлана Бутовская

Бродвей для классических певцов. Часть 2

Зачем классическому певцу мюзиклы?

В последние годы и у российских академических певцов проснулся интерес к мюзикловому репертуару. Вызван он растущей в нашей стране популярностью мюзикла как жанра и, конечно, примером западных звезд вокала.

Нельзя сказать, что мюзикловый репертуар в нашей стране совсем неизвестен: еще в советские времена выходили сборники мюзикловых песен и хоров и даже публиковались клавиры классических мюзиклов. Несмотря на это на концертах в лучшем случае вы услышите песню Элизы (I Сould Have Danced All Night) и песню Фредди (On The Street Where You Live) из «Моей прекрасной леди», или арию Тони (Maria) из «Вестсайдской истории». Некоторые певцы влючают в свой репертуар даже пресловутые арии из «Призрака Оперы».

Вообще музыкальные номера из «Призрака Оперы» драматургически бедны, рассчитаны на внешний эффект и по нашему мнению хороши только в сценическом оформлении. Именно поэтому мы рекомендуем воздерживаться от исполнения номеров из этого мюзикла. Не секрет, что академические певцы в постановках «Призрака» исполняют роли Карлотты и Пьянджи, но в их партиях (надо заметить, весьма сложных и тесситурно высоких) не предусмотрено сольных номеров. Хочется чего-то нетривиального — обратитесь к творчеству Гилберта и Салливана или Леонарда Бернстайна.

Тут закономерно возникает вопрос — зачем в принципе обращаться к мюзиклу, если в качестве «легкого» репертуара у нас принято исполнять популярные романсы, неаполитанские песни и арии из оперетт? Ответ очень прост: можно эксплуатировать известные названия, а можно попытаться расширить свой репертуар — это вопрос индивидуального выбора. Но мы точно знаем, что публика прекрасно принимает и совсем незнакомые вещи, если они хорошо исполнены. Более того — часто меломаны устают от запетых произведений (а в нашей стране редкий вокальный концерт обходится без арии Ленского из «Евгения Онегина» или Застольной из «Травиаты») и их внимание куда охотнее может привлечь свежее и редко исполняемое название. Возможно, именно исполнение нестандартного репертуара окажется той нишей, в которой певец сможет раскрыть себя наиболее полно. Лучшие песни из мюзиклов по своему качеству не уступают классическим камерным произведениям. Наконец, как вы теперь знаете, мюзиклы ставятся и в оперных театрах, и элементарное знакомство с этим пластом музыки может оказаться полезным для карьеры!

Приятно, что мы уже можем привести примеры отечественных артистов, успешно совмещающих выступления на оперной сцене и в мюзиклах: это солист театра «Новая опера» Олег Шагоцкий (Федькушов), сыгравший старика Дьютерономи в «Кошках» и Гримсби в «Русалочке», солист Геликон-оперы Дмитрий Янковский, исполнявший все основные мужские партии в мюзикле «Красавица и Чудовище» (в том числе Чудовища и Гастона), солист Мариинского театра Владимир Самсонов, выступавший в образе Билли Флинна в постановке «Чикаго» на сцене Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии. Конечно, им приходится в той или иной степени уходить от академического вокала, но и в «облегченном» виде их голоса — настоящее украшение постановок.

Но так ли уж необходимо оперному певцу отказываться от классической манеры, когда речь заходит о мюзикловом репертуаре? Наш ответ — нет. Понятно, что обладателю оперного голоса не стоит браться за рок- или поп-мюзиклы. Так что же делать? Ответ прост: исполнять вещи, рассчитанные на певцов с академической школой, а таких в музыкальном театре достаточно.

Из нашей следующей статьи  вы узнаете о бродвейском полуакадеме — вокальной манере legit («леджит»). 

comments powered by Disqus