Мюзикл Мисс Сайгон — Мюзиклы
МЫ ЗНАЕМ О МЮЗИКЛАХ ВСЕ!

Елена Труфанова, Светлана Бутовская

Мисс Сайгон

Мисс Сайгон

1989

музыка Claude-Michel Schonberg (Клод-Мишель Шонберг)

песенные тексты Alain Boublil (Ален Бублиль), Richard Maltby, Jr. (Ричард Молтби Младший)

либретто Claude-Michel Schonberg (Клод-Мишель Шонберг), Alain Boublil (Ален Бублиль)

В начале двадцатого столетия Пуччини покорил публику своей романтической оперой «Мадам Баттерфляй». В последней четверти прошлого века история любви девушки с Востока и солдата с Запада получила новое воплощение. В 1975 году с падением Сайгона закончилась война во Вьетнаме, а четырнадцать лет спустя на лондонской музыкальной сцене была коронована «Мисс Сайгон».

«Мисс Сайгон» — третий совместный проект французских авторов композитора Клода-Мишеля Шонберга и либреттиста Алена Бублиля. Идея создать мюзикл о трагической любви, родившейся во время Вьетнамской войны, возникла случайно. Однажды в 1985 году внимание Шонберга привлекла фотография, опубликованная в одном из журналов — на ней была изображена вьетнамская женщина и ее маленькая дочь в аэропорту города Хо Ше Mин (бывший Сайгон). Девочке предстояло сесть в самолет и улететь в США, где ее ждал отец, бывший американский солдат. Мать решилась расстаться с дочерью в надежде на то, что отец обеспечит ей лучшее будущее. Шонберг вспоминает, как поразила его молчаливая скорбь женщины: она была страшнее самых горьких слез. Пожертвовать своим счастьем, чтобы дать счастье своему ребенку — это, по мнению композитора, «наивысшая жертва». Подобную жертву принесла героиня знаменитой оперы Джиакомо Пуччини «Мадам Баттерфляй», убившая себя во имя счастья сына.

Фотография родила в Шонберге не только волну эмоций, но и творческую идею: действие нового мюзикла могло бы разворачиваться во время Вьетнамской войны, а основные сюжетные ходы можно было позаимствовать из «Мадам Баттерфляй». Он поделился своей идеей с Бублилем, и тот быстро включился в работу.

Вскоре выяснилось, что история Чио-Чио-Сан была взята из пьесы Давида Беласко, в основе которой лежал рассказ Джона Лютера Лонга о любви американского солдата и японской девушки, опубликованный в 1897 году в журнале Century Magazine. Этот рассказ, в свою очередь, представлял собой адаптацию романа «Мадам Хризантема» французского писателя Пьера Лоти. Авторы, известные своим патриотизмом (их предыдущие мюзиклы были исключительно на французскую тематику), несказанно обрадовались тому, что и в очередной работе не отступили от своих принципов.

Бублиль и Шонберг вместе принялись разрабатывать сюжет, главными героями которого были американский солдат и вьетнамская девушка. Еще одним персонажем первого плана стал Инженер («engineer» в переводе с английского означает и «инженер», и «махинатор»). Инженер, по замыслу авторов, наполовину француз, наполовину вьетнамец, махинатор такого типа, о каком часто упоминают журналисты в своих воспоминаниях о войне во Вьетнаме. Полусатирическая, полусерьезная сюжетная линия, которую ввели авторы — Инженер, страстно мечтающий попасть в Америку — оказалась настолько яркой, что этот характерный персонаж затмил главного героя.

К работе тут же был привлечен Камерон Макинтош — продюсер, который превратил Бублиля и Шонберга в звезд мировой величины, взявшись за постановку их предыдущего мюзикла «Отверженные». Поэтому, несмотря на то, что оригинальные тексты писались Бублилем на французском языке, расчет был прежде всего на англоязычную публику. Перевод на английский был сделан Ричардом Молтби Младшим (Richard Maltby Jr., он же адаптировал тексты для бродвейской версии спектакля «Музыка и танец» (Song and Dance) Эндрю Ллойд-Уэббера) под неусыпным надзором автора. Затем, в ходе работы над сюжетом, было придумано запоминающееся название: «Мисс Сайгон».

Режиссером спектакля стал Николас Хитнер (Nickolas Hytner), который до «Мисс Сайгон» имел мало общего с мюзиклами: он ставил пьесы Шекспира и классические оперы. Хореограф Боб Эвиан (Bob Avian), на счету которого было немало бродвейских шоу, осуществил постановку танцев. Декорациями занимался Джон Нэйпьер (John Napier), освещением — Дэвид Херси (David Hearsey). Оба они входили ранее в состав команды «Отверженных». Благодаря их совместному творчеству в эпизоде падения Сайгона на сцену приземлялся, а потом взлетал вертолет почти в натуральную величину. Видимо, желая превзойти англичан, создатели первого российского стационарного мюзикла «Норд-Ост» решили посадить на сцену военный бомбардировщик.

Теперь предстояло набрать труппу. Труднее всего было найти главную героиню, Ким. По сюжету ей всего семнадцать лет, значит, и актриса не могла быть намного старше. Но при этом она должна была обладать сильным голосом, драматическим талантом и привлекательной азиатской внешностью. После долгих поисков в Нью-Йорке, Лос-Анжелесе, на Гавайях и на Филиппинах создателям мюзикла, наконец, улыбнулась удача: мисс Сайгон стала восемнадцатилетняя Леа Салонга (Lea Salonga), чей актерский и певческий стаж к тому времени уже насчитывал более десяти лет (!). С исполнителями других ролей было легче: выбирали из звезд. Инженера сыграл англичанин Джонатан Прайс (Jonathan Pryce), к тому моменту уже обладавший двумя самыми престижными театральными премиями — Тони (США) и наградой Лоуренса Оливье (Великобритания). Российский зритель, вероятно, знает его по фильмам «Бразилия» (Brazil, 1985), «Завтра не умрет никогда» (Tomorrow Never Dies, 1997) из серии фильмов о Джеймсе Бонде и «Эвита» (Evita, 1996), где он был партнером Мадонны. На роль Криса взяли Саймона Боумана (Simon Bowman), за плечами которого были такие классические мюзикловые роли, как Тони в «Вестсайдской истории» (West Side Story) и Мариус в «Отверженных» (Les Miserables). Роль Джона досталась брайтонцу с греческими корнями — Питеру Поликарпоу (Peter Polycarpou). Эллен спела Клэр Мур (Claire Moore), которая перед приходом в «Мисс Сайгон» два года играла Кристину в мюзикле «Призрак Оперы» (The Phantom of the Opera).

«Мисс Сайгон» — это, выражаясь словами Алена Бублиля, «прежде всего трагическая история любви, а не рассказ о войне во Вьетнаме», однако мотив столкновения различных культур, религий и рас, переросшего в бессмысленное кровопролитие, придает этой истории эпический размах. Действие начинается в Сайгоне весной 1975 года, за несколько дней до окончания войны. Семнадцатилетняя вьетнамская девушка Ким, лишившаяся родителей, вынуждена пойти работать в бордель. В первый же вечер с Ким знакомится американский моряк Крис и тут же в нее влюбляется. Друг Криса, Джон, покупает ему Ким на всю ночь. Ким отказывается от денег Криса и рассказывает ему историю своей жизни. Крис тронут и предлагает девушке жить с ним. Она принимает это за предложение руки и сердца, Крис выкупает Ким у Инженера, владельца борделя, и вскоре Крис принимает участие во вьетнамском обряде, который, к удивлению молодого человека, оказывается свадебной церемонией. На церемонии неожиданно объявляется Туй, юноша, с которым родители обручили Ким в детстве. Он проклинает Ким, предрекая падение Сайгона и смерть ее возлюбленного. Проклятие Туя частично сбывается — войска Вьет Конга берут Сайгон, Ким и Крис оказываются разлучены обстоятельствами. Крису приходится вернуться в Америку, а Ким — бежать вместе с Инженером в Бангкок и продолжить «работу» в тайском борделе. Она родила сына от своего «мужа», а Крис женился на американке по имени Эллен, но так и не смог забыть Ким. Вьетнамская война заканчивается, и Джон, занявшийся после войны поиском детей американских солдат и вьетнамских женщин, находит Ким и ее мальчика. Он рассказывает об этом своему другу, и тот вынужден признаться во всем жене. Втроем они направляются в Бангкок. Узнав, что Крис женат на другой женщине, Ким принимает отчаянное решение. Она хочет, чтобы ее сын вырос настоящим американским мальчиком и имел все самое лучшее, поэтому она убивает себя, поручая сына заботам отца.

Эта сентиментальная история скорее напоминает сюжет оперы, нежели мюзикла. И, хотя намеки на «Мадам Баттерфляй» нельзя назвать явными, кое-какие параллели все-таки просматриваются. Так, и в опере, и в мюзикле срабатывает знаменитый принцип Чехова: ружье, повешенное на стену в начале спектакля, в конце обязательно должно выстрелить. Собираясь на свадебную церемонию, героиня Пуччини — Чио-Чио-Сан — захватывает с собой нож своего отца, которым тот сделал себе харакири. Именно этим ножом в конце оперы закалывает себя несчастная Бабочка (butterfly, как известно, по-английски означает «бабочка» — так прозвали местные жители Чио-Чио-Сан за ее красоту и хрупкость). В мюзикле в день падения Сайгона Крис, по долгу службы вынужденый покинуть Ким, оставляет возлюбленной свой пистолет. Это оружие выстрелит даже дважды. В первый раз это произойдет, когда Туй, узнав о том, что Ким родила сына от своего американского «мужа», попытается убить ребенка и девушка будет вынуждена застрелить его. Второй раз — когда под занавес Ким покончит жизнь самоубийством.

Среди действующих лиц мюзикла «Мисс Сайгон» особый интерес представляет Инженер. Его литературный прототип — некто Горо из «Мадам Баттерфляй», сводник, устроивший фильшивую свадьбу Чио-Чио-Сан и Пинкертона. Однако авторы мюзикла значительно усложнили этот образ. С Инженером в мюзикл входит тема «Американской мечты», наивной веры в идеализированный образ США, каким он представлялся жителям стран третьего мира. В основу текста песни «American Dream» Бублиль положил хорошо известные ему со времен детства, проведенного в Тунисе, стереотипы в отношении американской жизни, которые бытовали в этой африканской стране. Американской мечтой одержим не только Инженер. Подцепить американского солдата и уехать с ним мечтают и девочки из борделя (песня A Movie in My Mind). За американскую мечту — за счастливое будущее своего ребенка в этой стране неограниченных возможностей — гибнет и Ким; перед роковым выстрелом звучит реприза American Dream.

Премьера мюзикла состоялась 9 июня 1989 года на сцене Лондонского театра. Вcкоре был снят телевизионный фильм The Heat is On, в котором были собраны фрагменты репетиций, прослушиваний и сцен из спектакля с участием оригинального лондонского состава. Эта запись существует на видео под названием «История создания „Мисс Сайгон“» (The Making of Miss Saigon). Песни из мюзикла в исполнении Леа Салонги и Джонатана Прайса прозвучали на гала-представлении «Эй, мистер Продюсер!» (Hey, Mr. Producer!), посвященном сэру Камерону Макинтошу; этот концерт также вышел на видео. Существуют аудиозаписи лондонского, японского, венгерского, немецкого и др. составов, а также одна полная запись с актерами из разных стран — всего одиннадцать альбомов.

К сожалению, и британская, и американская постановки закрылись, соответственно, в 1999 и 2000 году. После невероятного успеха в Лондоне, Леа Салонга успела отыграть сезон на Бродвее — за год до закрытия шоу. Как ни странно, исторический фон мюзикла — война во Вьетнаме, обернувшаяся для США национальным позором — не помешала мюзиклу в течение многих лет с аншлагами идти в Нью-Йорке. Мюзикл также был поставлен в Германии, Японии, Канаде, Венгрии, Австралии, Голландии, Дании, Швеции, Польше и на Филиппинах (там, в своем родном городе Маниле, Салонга вновь сыграла любимую роль). Таким образом, он исполнялся на десяти языках: английском, японском, немецком, датском, голландском, шведском, польском и др. По последним подсчетам, шоу посмотрело около 31 млн. человек, мюзикл шел в исполнении 27 театральных трупп в 246 городах 25 стран.

Закрывшаяся в конце 2003 года передвижная версия оригинальной постановки, предназначенная для показа в Англии и Ирландии, за два года своего существования побила все прежние рекорды посещаемости в принимавших ее театрах. В 2004 году на гастроли по Великобритании отправилась новая передвижная версия спектакля: теперь при оформлении шоу использовались современные спецэффекты, позволявшие показывать представление даже на небольших сценах. 

В конце 2009 года появились слухи об экранизации, продюсерами которой должны были стать Камерон Макинтош и Пола Вагнер. Однако продолжения эти планы пока не имели.

В 2011 году компания «Стейдж Энтертейнмент» представила обновленную постановку, режиссером которой стал британец Лоренс Коннор. Спектакль шел в голландском Утрехте в течение полугода. 

Практически сразу после образования этих двух государств начался вооруженный конфликт — Коммунистический Северный Вьетнам при поддержке Китая и СССР способствовал развертыванию партизанской войны в Южном Вьетнаме — союзнике США. После нападения северовьетнамских торпедных катеров на американские корабли (август 1964 года) войска США стали принимать активное участие в боях на юге страны, а американская авиация нанесла несколько ударов по Северному Вьетнаму. К концу 60-х годов военная группировка США в регионе превысила полмиллиона человек. Значительные потери и растущие расходы на ведение военных действий вызвали массовые протесты в США. Новый президент страны Р. Никсон в 1969 году. начал постепенный вывод войск США из Южного Вьетнама, и бомбардировки северных районов были прекращены.

В 1973 году было подписано соглашение о прекращении войны во Вьетнаме, одновременно завершился и вывод американских войск. Это стало серьезным поражением силового направления во внешней политике США. Масштабы этого поражения стали еще очевиднее два года спустя, когда Северный Вьетнам, нарушив свои обязательства, направил войска на юг страны. Южновьетнамский режим пал, и вскоре (июль 1976 года) было объявлено о создании единой Социалистической Республики Вьетнам.

Вьетнам, который почти 100 лет находился под протекторатом Франции, смог завоевать свою независимомть после Второй Мировой Войны, в 1954 году, когда французская армия потерпела сокрушительное поражение под Дьенбьенфу. В этом же году в Женеве было подписано соглашение, разделившее страну (по 17-ой параллели) на два государства. На севере образовалась Социалистическая Республика Вьетнам, официально провозглашенная 31 декабря 1959 года. На юге Вьетнама 26 октября 1955 года была провозглашена Республика Вьетнам.

Война унесла жизни 58 тысяч американских солдат и трех миллионов жителей Вьетнама. Однако жертвами этой войны были не только погибшие солдаты и мирные жители. Ее жертвами также стали дети, родившиеся от отцов-американцев и матерей-вьетнамок. В течение долгого времени ни американское, ни вьетнамское правительство не хотело брать на себя ответственность за их судьбы. В своей стране они были изгоями — устроить такого ребенка в школу было равносильно чуду. Одноклассники — да и не только они — относились к ним более чем враждебно. Получить работу или преуспеть в бизнесе также было непросто. Особенно тяжело приходилось детям афроамериканцев из-за их темной кожи.

Матери детей-полукровок страдали не меньше. В глазах общества они не только предали родину, но и опорочили собственную честь, сожительствуя с чужаками. Такой женщине оставалось либо уехать подальше из родных мест, либо найти мужа-вьетнамца, который принял бы ее ребенка. Последнее, однако, не ограждало детей от жестокого обращения со стороны новых родственников.
Представление о том, что большинство этих женщин были проститутками и девушками из баров, не совсем верно. Среди них было немало домохозяек, прачек, секретарш, продавщиц, обслуживающего персонала с американских военных баз. Все они были бедны, и американский солдат казался им принцем из сказки. Многие из вьетнамок годами жили со своими американскими мужьями и родили не одного ребенка.

Америка также не торопилась открывать свои границы навстречу огромному потоку нищих эмигрантов. Однако в 1987 году под давлением общественности Конгресс принял акт, по которому дети американских солдат и их ближайшие родственники обретали новую родину — США.

Статус таких детей и их матерей резко изменился как только во Вьетнаме стало известно, что они и их родственники имеют право на билет до Америки. Dust of live, как они себя называли, превратились в золотых детей. Из нищего, бесперспективного Вьетнама Соединенные Штаты казались страной невиданных возможностей, но, чтобы попасть туда, необходимо было пройти через огромное количество бюрократических формальностей, многие из которых можно было преодолеть только с помощью взяток. Поэтому зачастую дети американских солдат выдавали совершенно посторонних людей за своих родственников — чтобы оплатить расходы.

Чем же закончилось для них путешествие в землю обетованную? Прежде всего, только 3 процента детей американских солдат смогли отыскать отцов и часто эти встречи разочаровывали обе стороны. Пока дети-полукровки жили во Вьетнаме, их отцы успели обзавестись семьями, развестись, жениться снова, и ни о какой эмоциональной привязанности к вьетнамским отпрыскам речи не шло. Кроме того, новоиспеченные американские граждане столкнулись с совершенно иной культурой, процесс приспособления к новым условиям жизни стал для многих очень болезненным, а рассчитывать на поддержку вьетнамской диаспоры не приходилось. И все-таки многие дети американских солдат преуспели в жизни и мечтают вернуться во Вьетнам лишь за тем, чтобы повидать родственников и рассказать о своем успехе.

comments powered by Disqus