Джуди Блейзер: Хотите научиться петь в мюзикле? Пойте итальянские арии! — Вокал и мастерство актера
МЫ ЗНАЕМ О МЮЗИКЛАХ ВСЕ!

Светлана Бутовская

Джуди Блейзер: Хотите научиться петь в мюзикле? Пойте итальянские арии!

Певческая манера, известная на Западе как «музыкальный театр», в отечественной вокальной педагогике по-прежнему относится к неосвоенной территории. В результате в российских музыкальных спектаклях можно встретить исполнителей самых разных школ и образования — от профессионалов с «академическими» корнями до самородков-эстрадников. В нашумевших постановках в основном звучала поп-, рок- и гораздо реже джазовая и американская театральная музыка, именно поэтому мюзикловое пение ассоциируется в нашей стране с поп-манерой. Возможность убедиться в том, что подобное представление, мягко говоря, ошибочно, получили участники маcтер-классов по вокалу и актерскому мастерству, которые прошли в Москве в начале 2007 года в рамках фестиваля «Музыкальное Сердце театра».

Человеком, который взял на себя «перепрограммирование» наших поющих актеров, стала американская актриса и певица Джуди Блейзер (Judy Blazer). Ее аудитория состояла из представителей разных певческих школ; новичков и опытных; исполнителей, готовых пробовать новое, и консерваторов. Очень скоро стало ясно, что и эстрадников, и «классиков» объединяют одинаковые недостатки: отсутствие кантилены, продуманной фразировки, чувства стиля и меры, и, может быть, самого главного — внимания к смыслу, заложенному в тексте и музыке. Еще одним откровением для тех и других оказался belt — манера, которая является базовой для бродвейского мюзикла.

Джуди терпеливо корректировала и направляла наших артистов и студентов в их попытках перестроить себя и охотно делилась своими наблюдениями и взглядами на вокальное формирование актера музыкального театра.

Джуди Блейзер родилась в 1956 году. Ее родители — мать-итальянка и отец — польский еврей — встретились во время Второй мировой войны и обосновались в Америке. Оба они были музыкантами, и их дом стал своеобразным творческим центром, где было место и музыке, и театру, и танцу. В юности Джуди играла на скрипке, затем добилась успехов как академическая певица. Однако гораздо больше пения ее привлекало драматическое искусство, и мюзикл стал тем жанром, где Джуди смогла проявить себя в полной мере. Ее первой ролью стала Луиза в офф-бродвейском хите The Fantasticks. Джуди участвовала в бродвейских постановках таких шоу, как Me and My Girl и A Change in the Heir, а также входила в оригинальный состав мюзикла Titanic. В1994 году за роль Няни в офф-бродвейском мюзикле Hello Again она была номинирована на премию Отдела Драмы как лучшая актриса второго плана.

Одна из последних работ Джуди — мюзикл Bernarda Alba Майкла ЛаКьюза (Michael LaChiusa) по пьесе Ф. Г. Лорки «Дом Бернарды Альбы», в котором актриса сыграла одну из пяти дочерей главной героини — Магдалену.

Джуди много работает в региональных театрах. My Fair Lady, Peter Pan, Kismet, Yankee Doodle Dandy — это лишь некоторые из мюзиклов, в которых она была занята.

Джуди Блейзер также ведет преподавательскую деятельность. Несколько лет назад она организовала театральную школу Artists Crossing, в которой сложившиеся профессионалы делятся своими знаниями и опытом с начинающими актерами.

— В эти дни вам приходится слушать самое разнообразное пение. Как вы его оцениваете?

— Вы знаете, в оперном мире, откуда я происхожу, русские голоса — на мой взгляд — лучшие. Они густые, драматические, богато окрашенные. Русские голоса — это темные голоса. Итальянские голоса очень насыщенные, но, пожалуй, русские голоса самые насыщенные из всех. И мне это очень нравится. Однако есть пара вещей, на которые я обратила внимание.

У меня сложилось впечатление — из того, что я слышала — что все вы имеете привычку «бросать» музыкальную фразу, не пропевать ее до конца. Поэтому сквозное пение — именно то, о чем, по нашему мнению, следует задуматься русским актерам. Мы хотим, чтобы они больше играли, но это не значит, что нужно меньше петь. Петь «связно» это не значит петь громко, речь идет о сохранении тембра и ровном по громкости, без «выскакивающих» нот, звуковедении.

Вообще, певческая манера, характерная для музыкального театра, тяжело дается русским, потому что не является частью их культуры. Мне кажется, что вы знакомитесь с музыкальным театром через не самые лучшие его произведения. Мне бы очень хотелось, чтобы у русских появилась возможность поработать над современными произведениями... Речь идет не о поп- и коммерческих мюзиклах, а о работах, созданных творчески одаренными молодыми авторами, такими, как Рикки Гордон (Ricky Gordon), Майкл ЛаКьюза (Michael LaChiusa), Адам Геттел (Adam Gettel)...

— Браун?

— Да, конечно, и Джейсон Роберт Браун (Jason Robert Brown). И он легче для исполнения, чем те авторы, о которых я говорила, он проще пишет. Было бы здорово, если бы эти люди сюда приехали и поработали... Это было бы очень важно, потому что «Иисус Христос Суперзвезда», «Мисс Сайгон» — буду с вами откровенна — по-моему, не самые лучшие мюзиклы. Когда мне было 16-17 лет, мне очень нравился «Иисус Христос» — рок-н-ролл, все такое... Но это не самый хороший мюзикл. Мне кажется, что русские только выиграют, если обратят внимание на классические мюзиклы Роджерса и Хаммерстайна, Лернера и Лоу...

— Когда вы предложили нашим «звездам» разучить классические номера, они были очень смущены, потому что здесь этот материал мало знаком.

— Вы имеете в виду классический музыкальный театр? Здесь не знают Роджерса и Хаммерстайна?

— У нас знают «Мою прекрасную леди» Лернера и Лоу, «Скрипача на крыше», «Человека из Ламанчи», но часто их ставят театры, где основной репертуар — оперетта, и это выходит у них неважно...

— А ведь «Моя прекрасная леди» — это ведь произведение Джорджа Бернарда Шоу, одного из величайших ирландских писателей, его произведения очень социальны, очень глубоки, Элиза Дулиттл — это один из интереснейших образов...

— Людям кажется, что музыка там очень простая, а она не простая, она...

— Доступная. И если взять голос, такой, как у этого молодого человека (Джуди обращается к одному из участников мастеркласса), это же Ланселот, он же может играть в любом шоу Роджерса и Хаммерстайна... Боже, сколько хорошей музыки он мог бы исполнить!

— У меня вот еще какой вопрос. В нашей стране, если ты хочешь брать уроки вокала, приходится выбирать между педагогом, преподающим эстрадную манеру, и педагогом, который обучает академическому вокалу. Какая школа предпочтительней для человека, который хочет играть в мюзиклах?

— Прежде всего, нужно слушать как можно больше вещей, написанных для музыкального театра, изучать джаз — как он устроен музыкально, но обучение пению лучше начинать с классического вокала, потому что он помогает выстроить и поддерживать вокальный инструмент. Это как ходить в спортивный зал — вы развиваете свои мускулы, лепите свое тело, но в то же время вы хотите растянуть мышцы, сделать так, чтобы они были в рабочем состоянии как можно дольше. Эти же принципы работают и для пения.

Пение во многом происходит здесь (Джуди указывает на горло), но, кроме того, задействованы ваши уши, ваш разум. Вы должны чувствовать стиль. Я могу петь джазовые вещи, используя головной регистр, но звук при этом будет очень похож на джазовый. Всю вашу жизнь вам придется выбирать манеру, подходящую к стилю той музыки, которую вы исполняете. И это надо делать так, чтобы не повредить голосу. Я думаю, что классическая школа — это хорошая основа. Осваивайте итальянские гласные.

comments powered by Disqus