Ой, «Все о Золушке» (Отзыв о мюзикле «Все о Золушке» в Московском театре мюзикла) — Рецензии
МЫ ЗНАЕМ О МЮЗИКЛАХ ВСЕ!

Алексей Баранов

Ой, «Все о Золушке»

Отзыв о мюзикле «Все о Золушке» в Московском театре мюзикла

Очень трудно писать о спектакле, в котором понравилось буквально все. Но я попробую. И если вы дочитаете до конца и вас не стошнит от количества эпитетов в адрес команды, ответственной за это театральное безумие, то будете большие молодцы. А если вам захочется лично убедиться в справедливости этих эпитетов и сходить на спектакль — чего, собственно, я и добиваюсь, то молодцом буду я.

Дорога ложка к обеду, так говорят. И повода возвращаться к октябрьской премьере Московского театра мюзикла (ТМ) «Все о Золушке» вроде как и нет. Тем более, что все, кто может, так или иначе призвали народные массы непременно посетить этот выдающийся спектакль. Однако начало 2015 года огорошило нас такими новостями из социальной, экономической и политической сфер, что волей-неволей ловишь себя на желании хотя бы на пару часов отгородиться от внешнего ужаса. Поверьте, мюзикл «Все о Золушке» — лучший для этого способ. С его собственной вселенной — такой узнаваемой и все же абсолютно неповторимой; хитрой системой взаимоотношений героев; и, конечно, правом каждого на чудо, которое, впрочем, не случится, если ты хотя бы раз хотя бы чуть-чуть изменишь себе.

Убежденных эскапистов стоит предупредить: есть в этой постановке один момент, который ушатом холодной воды возвращает зрителя с небес на землю. Но и за него стоит сказать отдельное спасибо создателям: тем ярче контраст между миром Золушки (интересная чудачка в исполнении Ксении Лариной) и нашей сегодняшней жизнью, за которую в спектакле отвечает, понятно, Мачеха (блестящая вокальная и актерская работа Елены Моисеевой). Ее преступному «коммерческому предложению», за которое, как за соломинку, хватается пребывающий в черной меланхолии Король (убедительный Максим Заусалин), на многолюдном балу противостоит, по сути, только дурак — Шут, в целом персонаж довольно пугающий, но озвучивающий голос разума (Марат Абдрахимов, за всеми его тремя воплощениями в спектакле, к слову, наблюдать невероятно любопытно). В этот момент зритель, мягко говоря, настораживается: не развернули ли авторы повествование на 180 градусов в сторону острой злободневности. Но, к счастью, нет. Сказка, даже такая необыкновенная как в ТМ, остается сказкой — с непременным счастливым концом и, что еще важнее, акцентированием на, простите за клише, общечеловеческих ценностях. Никто не переубедит меня в полезности такой «пропаганды», казалось бы, очевидных вещей. Любить — хорошо. Изменять себе — плохо. Жалеть — необходимо. Помогать — важно. Зло должно быть наказано по вечному нерушимому закону.

Пожалуй, за исключением этого «случая на балу», остальные намеки на нашу действительность, по-настоящему смешны, местами язвительны и прекрасно самоироничны, — словом, являются редким примером «правильного» юмора, а некоторые фразы героев могут встать в один ряд с бессмертными цитатами из кинокомедий 70-х и 80-х годов. К тому золотому времени для отечественного фильма-мюзикла обращена и отличная музыка Раймонда Паулса в переработке группы «СЛОТ», оставаясь при этом современной и истинно театральной, — заслуга во многом дирижера Сергея Инькова и его энергичной и точной работы. А тонкие и звонкие стихи Сергея Плотова с их замечательной игрой слов, пружинящим размером и ловкой рифмой опять же напоминают строки из наших любимых киносказок — авторства таких поэтов как Энтин или Дербенев.

Прошу, однако, понять: не раз сравнивая спектакль «Все о Золушке» с экранизациями тридцати-сорокалетней давности, я имею в виду лишь качество работы команды Театра мюзикла, и качество это — высшей пробы. Упаси бог назвать этот спектакль «ностальгическим» — наоборот, он современен и своевременен. На это, в том числе, играет и визуальное решение спектакля, перекликающееся с совершенно особенными мирами из фильмов Тима Бертона, которое придумали сценограф Вадим Воля и художник по костюмам Ольга-Мария Тумакова. Выдумщики и фантазеры, они создали своего собственного персонажа — ту самую Вселенную Золушки, о которой я упоминал вначале. И этот мир здорово поддерживает лихой сюжет, не давая ему вылететь на крутых виражах, которых здесь хватит на пару-тройку динамичных спектаклей. Плюс изобретательные трактовки характеров героев, которые раскрывают их с самой неожиданной стороны. Все типажи узнаваемы, годятся, чтобы соотнести их собой, и более того — провоцируют попытки заглянуть чуть дальше ткани повествования, додумывая события из прошлого персонажей, приведшие их к жизни такой. Что, например, помешало Крестной (безупречная Оксана Костецкая в долгожданной гротескной трагикомической роли) помочь Золушке осуществить ее желание? Как так вышло, что самый реальный — в смысле приземленный — персонаж в этой истории, Мачеха, по сути единственная обладает настоящей волшебной силой? Иначе чем объяснить полное повиновение и отсутствие всякой воли у ее мужа Лесничего — отца Золушки (удивительный и тонкий Андрей Вальц)? И что, если сводные сестры Изольда и Снежана (Татьяна Батманова и Виктория Пивко), отговаривая Золушку в едких оценочных формулировках от поездки на бал, на самом деле проявляют о ней заботу?.. Все это вопросы «второго пласта» — для тех, кто хочет копнуть глубже. А есть вопросы первого, озвучивать которые не хочется, потому как велика вероятность спойлеров, — это едва ли не первый спектакль на моей памяти, говоря о котором искренне жаль портить эффект неожиданности у тех, кто еще только собирается его посмотреть. Скажу только, что на главный вопрос современного читателя сказочных историй с хэппи-эндом «а что же бывает после «и жили они долго и счастливо?» зритель получит исчерпывающий ответ аж дважды.

И напоследок — пользуясь случаем, хочу сказать персональное «спасибо» режиссеру Олегу Глушкову. Его опыт хореографа позволяет добиться выверенной картинки, в которой нет ничего лишнего; при этом хореография его остается насыщенной и щедрой на детали, напоминая временами головоломки Фосси. А это умение (точности и слаженности), знаете ли, одно из непременных условий для постановки идеального мюзикла, где все изобразительные средства преследуют одну простую непростую цель — внятно рассказать историю.

Кажется, Глушкову удалось даже немного больше — с закрывшимся занавесом режиссер оставляет зрителя наедине с вопросами к самому себе.

А как бы я?..
А смог бы?..
И, главное: а, может, все-таки рискнуть?

Оценка: «5»

comments powered by Disqus